Мышление в мире

0
Май 24, 2009 / Автор: admin / Раздел: Эстетика технического искусства

Будь то газетный очерк М. Стуруа, или серия телефильмов В. Зорина о президентских выборах в Соединенных Штатах, или передача «От всей души» — в любом из этих случаев мы имеем дело с произведением, которое не просто тесно связано с моральными или идеологическими установками своего времени, но является их продолжением.Та или иная система, то или иное общественное явление, описанные изнутри, умножают эффект непосредственного воздействия, Более того, являются часто необходимым условием перехода от слов к делу или определения конкретной позиции по политическому или этическому вопросу.Фельетон предполагает конкретные меры, которые будут приняты по вопросу, в нем затронутому. В этом его основная цель. Эстетическое удовольствие, которое он может доставить, лишь побочный эффект.«Мышление-в-мире», оперирующее нерасчлененны-ми символами-ощущениями, знаками-эмоциями, образами-представлениями, такими, как зло, добро, достоинство, честь, богатство, нищета, вера, отчаяние, божественное, земное, светлое, темное, низменное, возвышенное, человечное, бесчеловечное, особенно действенное в практическом смысле. Оно в идеале побуждает не только к сочувствию и сопереживанию, но и к содействию, поступку, к ответной реакции, какую бы форму она ни приняла. Поэтому не случайно в современный политический лексикон, изобилующий нерас-члененными символами-представлениями (реакция, прогресс, свобода, хунта, демократия, Пентагон, Сон-гми, Уотергейт), так часто вплетаются символы-ощущения, заимствованные из библейской литературы.И «мышление» это в той мере действенно, в какой оно ограничено, то есть в какой оно — «мышление в мире». Выход за его пределы, то есть расчленение символов-ощущений, рефлексия не только по поводу мира, но и по поводу символов-ощущений — один из первых симптомов начала художественной деятельности.


Выразительные приемы

0
Май 19, 2009 / Автор: admin / Раздел: Эстетика технического искусства

В публицистическом произведении выразительные приемы те же, что и в художественном, но у них другие функции. Документальный фильм «Детектив без детектива» заключает в себе интригу почти столь же острую, запутанную, как в игровой приключенческой ленте; в фильме отразились противоречивые психологические драмы и непростые человеческие судьбы. Но все средства ориентированы не на анализ человеческих отношений и характеров, а на показ (как можно более выразительный и объективный) столь сложного организма, каким является институт милиции. Дело Мальвинова служит поводом, чтобы раскрыть характер, механизм взаимодействия различных служб милицейских органов. Нас вводят в круг обязанностей участкового милиционера, демонстрируют возможности криминалистики, технику, которой оснащена служба ГАИ. Интрига, следовательно, позволяет выстроить материал, не покушаясь на внутренние связи его составных частей, и облечь этот материал в занимательную форму.То же самое можно заметить и в отношении модели публицистического произведения. Живописец, даже в том случае, когда натурой ему служит реальное историческое лицо, не может избежать иносказательности в портрете. Иносказательность для него — сверхзадача, а внешнее сходство, документальность — побочный результат. Для живописца нет принципиальной разницы между профессиональным натурщиком и исторически значимым лицом. И в том и в другом случае модель имеет значение художественного материала, в то время как для фоторепортера модель — уже форма.Автор публицистического произведения стремится к более или менее полному отождествлению своей позиции с позицией читателя или зрителя. В произведении публицистического типа нет образа автора. Если автор оказывается включенным в повествование, то он «доку-ментализирует» себя точно так же, как и прочих персонажей. Здесь нет и образа зрителя; в крайнем случае есть представитель зрительской аудитории. Сюжет в свою очередь несет сугубо организационную нагрузку: либо группирует материал, либо заинтересовывает в нем зрителя, интригует зрителя по поводу материала. Аналитическое воздействие сюжета на материал сведено к минимуму. Его способность вычленить материал из эмпирической реальности, стать не только оболочкой, но и структурой этого материала нейтрализована по возможности и, что особенно характерно, по необходимости. Ибо это связано с сохранением несуверенного положения произведения, то есть его «внутрижизнен-ной» позиции. Эта нерасчлененность «сырого» материала и значимой формы создает иллюзию нерасчлененности действительности и аудитории.


Рельефная тень

0
Май 13, 2009 / Автор: admin / Раздел: Эстетика технического искусства

Авторы фоторепортажей, документальных киноочерков, телевизионных портретов «касаются» известных (или неизвестных, но реальных) лиц, делают своими героями не типы, а прототипы. Они могут описывать тот или иной общественный институт, скажем, среднюю школу или уголовный розыск, но неизменно должны ограничивать идею произведения материалом, то есть они должны исходить из идеи функционирования того или иного общественного института.Чтобы рельефнее оттенить значение материала для публицистического произведения, посмотрим, как он работает в произведении художественном. Возьмем ли мы французский фильм «Четыреста ударов» или русские картины «А если это любовь?», «Доживем до понедельника», легко заметим, что школа нам интересна не просто как общественный институт, но как символическое выражение той или иной общественной ситуации. И как бы точно, верно в деталях, в подробностях эта школа ни была бы воспроизведена на экране, она воспринимается в расширительном, переносном, иносказательном смысле. Конкретный жизненный материал мыслится как экспериментальный, лабораторный, И в этом смысле художник — экспериментатор прежде всего на поприще не формы, а самой жизни,Публицист может сколько угодно экспериментировать в области формы, ему не возбраняется пользоваться всеми доступными художественными персонажами, сюжет ом г инсценировкой реальности и т. д. Для него существенным останется лишь один запрет (если, разумеется, он стремится быть верным своей цели) — на деформацию структуры жизненного материала. То есть и сюжет и вымышленные персонажи могут вводиться в ткань произведения либо с целью испытания материала на те или иные свойства, либо с целью организации его подачи зрителю, но не могут быть использованы для переорганизации внутреннего строения материала. Вольность, допущенная, скажем, Эйзенштейном в «Броненосце «Потемкин» (приговоренных к расстрелу матросов накрывают брезентом, тогда как в действительности брезент стелется под ноги),— вещь допустимая в художественном произведении и невозможная в публицистическом.


Страница 2 из 5«12345»

biber hapı zayıflama kapsülü sayesinde kilo verin

fx15 zayiflama kapsulunu denediniz mi. Fx15 ile kilo verin. fx15 bitkisel zayiflama hapi

kosmodisk biber hapı